Творчество амурских писателей

Маслов Олег Константинович

(1932-2015 гг.)


Маслов Олег Константинович
Олег Константинович Маслов – поэт, прозаик, театральный критик, член Союза писателей России (1981).
Родился 31 августа 1932 года в Благовещенске. Детство прошло в небольшом шахтерском поселке Кивда, недалеко от Райчихинска.
В 1949 году поступил в Хабаровский медицинский институт. При выборе профессии, по словам О. Маслова, «первостепенную роль сыграло мое «медицинское происхождение»: отец – военный хирург, мать – операционная сестра. По окончании вуза работал в Благовещенске в областной клинической больнице хирургом, затем анестезиологом, а с 1965 года преподавал в Благовещенском медицинском институте. Там же вел литературный кружок для любителей поэзии. Кандидат медицинских наук, основатель современной анестезиологической службы в Амурской области.

После освоения специальности, завершения ряда научных поисков, защиты диссертации в его жизни навсегда заняла свое место поэзия:

В каких бы жизненных теснинах
Я лба себе ни расшибал,
Меня спасала медицина,
А ямб крылатый поднимал …

Стихи Олег Константинович начал писать ещё в студенческие годы. Публиковался в журнале «Дальний Восток» и в коллективном сборнике «Первый запев». В это же время вышли его первые газетные рецензии на театральные спектакли. С 1954 года активно печатался в газетах «Амурская правда», «Молодой дальневосточник», журнале «Дальний Восток». Особое место в его творчестве занимают стихи о благородной профессии врача, которой автор посвятил свою жизнь. Первая книга поэта «Моя профессия» вышла в 1973 году. В ней и лирика, и философские раздумья об ответственности человека перед собой и людьми. В 1975 г. вышел второй сборник стихов – «Страда земная», затем последовали книги «Передний край» (1980) и «Костер» (1985) и другие.
Олег Маслов – автор одиннадцати книг стихотворений и рассказов. В своих стихах утверждал, что человек обязан быть на высоте личного и гражданского долга, а задача поэта – пробуждать в людях душевное беспокойство, добрые чувства и желание познавать мир.
О.К. Маслов - Заслуженный работник культуры России, лауреат Амурской премии в области литературы и искусства за книгу «Мой век» (1994 г.). Награждён медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали». Почётный гражданин г. Благовещенска.
В 2016 году на здании хирургического корпуса Амурской областной детской клинической больницы талантливому врачу и поэту была установлена мемориальная доска.
С 2005 года Олег Константинович жил и работал в Израиле. В 2006 году опубликовал стихи в альманахе «Юг» (Ашкелон) и был принят в Союз русскоязычных писателей Израиля.
О.К. Маслов скончался 27 мая 2015 года, похоронен в окрестностях города Ришон-ле-Цион.


Листая страницы книги
(Стихотворения)


***
В каких бы жизненных теснинах
Я лба себе ни расшибал,
Меня спасала медицина,
А ямб крылатый поднимал.
Я полюбил и то, и это
Одной любовью в звёздный час –
И лиру звонкую поэта,
И чашу звонкую врача.
Не погрешу на словословье,
Но утверждать всегда готов:
Нет краше песни, чем здоровье,
Бальзама лучше - верных слов.


***
Всё, чем я счастлив, чем страдаю,
Тебе во всём обязан я,
Моя профессия родная,
Жизнь беспокойная моя.
Я присягнул тебе когда-то,
И навсегда душа верна
Высокой клятве Гиппократа,
Как ни тяжка порой она.
***
Мой Красный Крест, тяжелый крест
Навек вручённый мне судьбою,
Мне никогда не надоест
Нести тебя перед собою.

Ты кровью светишься во мгле
И утверждаешь, что от века
Одна есть вера на земле –
В земную жизнь и человека.

И на путях страды земной
Не ведать мне душевной стыни,
Пока горит передо мной
Моя бесценная святыня.

(«Мой крест»)

***
Ехал с гостем я столичным
По сторонке по родной,
И названьям сёл привычным
Удивлялся спутник мой:

– Где ж экзотика Востока,
Где амурский колорит? -
То Полтавка, то Тамбовка,
То Ивановка дымит...

Та ж российская подобность,
Лишь пропорции не в лад:
Сам район размером в область,
А райцентр – увы, не град.

И назвать их неужели
Поновей не смог никто?
– Все могли – не захотели,
И спасибо им за то.

Так случилось, что издревле
Люди тут не лили кровь
За ухоженные земли,
А осваивали новь.

Где кишели рыбой воды,
А вокруг – тайга и зверь,
Там охотные народы
Промышляют и теперь.

И имён, что постарее,
Эвенкийских, тож не счесть –
Есть и Зея, и Бурея,
Тында есть, и Тыгда есть.

А по долам хлебопашным,
По брегам великих рек
Основали предки наши
Сёла русские навек.

И, храня Отчизне верность,
В память дедовской земли
Именами всех губерний
Эти веси нарекли.
Так, без всякого засилья,
Отразилась, и вполне,
География России
На амурской стороне.

(«Амурские сёла»)
***
И вдруг припомнилось такое,
Что сердце екнуло слегка:
«Я опущусь на дно морское,
Я полечу за облака...»

Какими верными словами
И мне сказать тебе о том,
Что, пролетев над облаками,
Стою теперь на дне морском?!

И это — правда, хоть покуда
Здесь никакого моря нет.
Но есть одно на свете чудо,
Что и зовется словом Свет...

Еще, о людях не радея,
Полна здесь дремою тайга,
И своенравная Бурея
Вольна в ней, словно кабарга.

Но на прибрежье возле створа
Предтечей будущих чудес
Зажег огни дощатый город —
Маяк рождающейся ГЭС.

Пока лучи его не ярки,
Но все увидят (дай лишь срок!)
Тот факел, что пронес Поярков
По этим дебрям на восток

И верил — поздно или рано
Он разгорится здесь сполна:
Земля вдвойне обетованна,
Когда людьми освещена.

И хоть еще в проекте море,
И дно пока еще — не дно,
Но пусть не сразу и не вскоре,
А заволнуется оно,

И ты поверишь мне, что это
Не романтический обман,
Тому порукой — город Света,
Морская пристань Талакан.

(«Талакан»)

***
Опять под крылом неторопко
Плывут, чуть колышась вдали,
Родные амурские сопки,
Зеленые волны земли.

Они мое детство качали
В разливах лесных зеленей
И самыми первыми стали
Высотами в жизни моей.

С вершин их когда-то впервые
За дымкой весенних палов
Увидел я дали земные,
Услышал грядущего зов.

Поднялся ль я выше — не знаю,
А край мой подался вперед,
Здесь новая юность дерзает
И новые песни поет.

Но нет мне надёжней оплота,
Чем этот волнистый приют…
Рокочет мотор самолёта,
А сопки плывут и плывут.
***
Завидую тебе, твоей судьбе,
Твоей победе, твоему бессмертью,
А ты, сложивший голову в борьбе,
За счастье счел бы жить сейчас на свете.

Неравны наши участи, но чья
Завиднее - твоя или моя?
Что значит счастье - счастливо ли жить
Или за счастье голову сложить?

Мы смертны все, и век один у нас -
Тут исключений нет и быть не может.
Вся разница - зачем и как он прожит
И чем отмечен в твой последний час.

(«У памятника герою»)

***
Когда я начал сердцем понимать
То, что умом давно постиг на свете,
Не стало мне роднее слова – мать,
Не стало мне дороже слова – дети.

Мне как-то вдруг открылось, и сполна,
Что жизнь моя - не бег, но эстафета
Добра и счастья, радости и света,
Что мне самой природой вручена.

Я в ней свое бессмертье ощутил,
Не приобщаясь ни к какому чуду, –
И то, что до рожденья в предках был,
И что в потомках после смерти буду.

Одно - нашел, другое – потерял.
Прощай, покой!
Буди меня, тревога!
Взамен пришла тревога:
Ведь срок, для дел отпущенный, так мал,
А сделать надо так безмерно много.
***
Пух тополиный ложится на землю,
Посеребрилась в газонах трава,
Тополь, вчера еще молодо зелен,
Вдруг побелел, как моя голова.

Сдуют пушинки июньские ветры
И возвратят ему свежесть опять.
Все, как всегда, только в кои-то веки
Вдруг захотелось мне тополем стать.

***
Ох уж эти дочки-невелички!..
Как-то раз, вернувшись из кино,
Девочка отрезала косички,
С бантиками прямо заодно.

Чувству непонятному в угоду,
Вопреки родительскому «нет»,
Потянуло девочку на моду -
И на них сошёлся клином свет.

И когда, глазам своим не веря,
Силилась она себя узнать,
Так некстати отворились двери,
И вошла и обомлела мать.

Ахнула сначала по привычке,
Но… - что толку попусту вздыхать?
Просто поняла, что за косички
Девочку уже не удержать.

(«Косички»)
***
Не покоряй природу,
Бравадой не чуди,
А естеству в угоду
В ней сам себя найди.
И в полном с ней согласье
Верши свои дела,
На то и жизнь на счастье
Она тебе дала.
Не надо господином
Слыть матери своей —
Не джином ведь, а сыном
Доводишься ты ей.