Творчество амурских писателей

Борзунова Светлана Аркадьевна

(1951-2006 гг.)


Борзунова Светлана Аркадьевна
Поэтесса, журналист Светлана Аркадьевна Борзунова родилась 20 ноября 1951 года в сибирском городе Томске.
До девяти лет воспитывалась в семье бабушки по материнской линии в городе Бийске, на Алтае. К чтению пристрастилась с детства. Любовь к литературе прививала бабушка. Поэтесса вспоминала: "В семье было принято читать вслух. До сих пор помню чувство сладкого ужаса, охватившего меня, когда читали "Страшную месть" Гоголя. Бабушка читала мне то, что было интересно ей самой: романы Гюго, Мельникова-Печёрского, "Угрюм-реку". Любимой книгой были сказы Бажова – мне постоянно напоминали: это про дедушкину родину".
Светлана рано стала самостоятельной. В 1969 году окончила томскую спецшколу с преподаванием предметов на немецком языке и поступила в Томский государственный университет на филологический факультет. После учёбы в университете Светлана Аркадьевна работала диктором на радио, журналистом, была членом литературного объединения «Томь».
Стихи юная поэтесса начала сочинять рано, когда училась во втором классе. "Я была убеждена, что пришла в мир с таким предназначением — писать", - говорила она. Печататься Светлана начала на втором курсе филологического факультета Томского университета. Её стихи публиковались в журналах "Смена", "Литературная учёба", "Сибирские огни", в альманахе "Истоки", а также печаталась в коллективных сборниках, издаваемых в Москве, Новосибирске и Томске: "Первые строки", "Испытание Севером", "Над Томью серебряный город", "Багульник".
В 1978 году С. Борзунова стала членом Союза журналистов. В 1984 году участвовала в VIII Всесоюзном совещании молодых писателей в Москве. В 1986 году вместе с мужем писателем Николаем Курочкиным переехала жить в Благовещенск. Сотрудничала с газетой "Амурский комсомолец", работала в пресс-центре Областного совета профсоюзов, была заместителем главного редактора газеты "Амурская правда", последние годы трудилась в амурском приложении к газете "Комсомольская правда".
В 1994 году С. Борзунова была принята в члены Союза писателей России.
Светлана Аркадьевна - автор пяти поэтических сборников: "Нелётная погода" (1987 г.), "Яблоки райского сада" (1991 г.), "Пока ещё люблю" (1997 г.), "Времена года" (2000 г.), "Ты – моя судьба" (2001 г.).
Её стихи печатались в коллективных поэтических сборниках, в альманахах "Приамурье" (1994, 2000, 2001, 2005, 2012 гг.) и «Амур» (2007 г.).
В 1997 году был издан совместный буклет с художником Николаем Савченко "Там, где Зея с Амуром сплелись меж собой…". В нем удивительным образом соединились поэзия и живопись.
С. А. Борзунова - лауреат Амурской премии в области литературы и искусства за книгу стихотворений «Пока ещё люблю» (1997 г.). В поэтический сборник вошли избранные стихи конца 1990-х годов и песни, музыку к которым написал Сергей Зражевский.
В лирических произведениях автора разворачивается жизнь, суть которой составляют любовь, взаимоотношения мужчины и женщины. "Любовь в поэтическом мире Светланы Аркадьевны редко предстаёт счастливой, скорее она “горькая” и “трудная”, “невостребованная” и “запоздалая”. Но всегда это всплеск чувств и накал переживаний, “ожог”, который подобен безумию", - отмечает исследователь творчества поэтессы Т. Смыковская.

* * *
Никогда ничего не будет.
Старый друг обо мне забудет.
И возлюбленный открестится.
Вот тогда я и стану птицей.
Ни гнезда, ни дупла,
Только небо. И в нём растаю.

С. А. Борзунова скончалась 1 декабря 2006 года. Похоронена в Благовещенске.
20 ноября 2019 года, в день рождения поэтессы, на фасаде дома, где она жила, установлена мемориальная доска.


Листая страницы книги
(Стихотворения)


* * *
Как в сказке: жила-была…
И прожита треть души.
А как у тебя дела?
Пожалуйста, напиши
лучами на облаках,
приливом на берегу.
Как ты там, в иных веках,
я выдумать не могу.
Какою тропой идешь,
с кем греешься у огня?
Не верю я в эту ложь,
Что ты позабыл меня.



* * * * * *
Любовь не проходит,
Но вечной любви не бывает.
Душа устает,
и не нужно ее укорять.
Давай помолчим.
Я уеду последним трамваем,
пока еще больно,
пока еще есть что терять.
И годы спустя
эту книгу с трамвайным билетом,
что вместо закладки,
открою на той же строке.
Любовь не проходит.
С годами становится светом,
дорожкою лунной
на быстротекущей реке.
Был дом. И я была душою дома.
Все окна выходили на зарю.
Несчастным это чувство не знакомо;
мой мир прекрасен, я его творю.
От счастья просыпаясь на рассвете,
теплом и светом наполнялся кров.
Здесь пели птицы, подрастали дети,
и эти миром правила любовь.
Как получилось? Будто и не с нами.
Я не умею объяснить себе,
как женщина с холодными глазами
прошла шутя по дому и судьбе.
Я понимаю - вовсе не нарочно:
в борьбе такой все средства хороши.
Дом устоял. Он был построен прочно.
Но только в доме нет теперь души.


* * * * * *
Я— сильная, сильная, сильная.
И я пересилю беду.
По синему, синему, синему
Я, стиснув зубы, бреду.
Не сметь опускаться до жалобы! –
Командую, путая след.
По алому, алому, алому
Шагаю в грядущий рассвет.
Я смелая, смелая, смелая.
Трусливые мысли гоню.
По белому, белому, белому
Иду к наступившему дню.
Я знаю, не много смогла бы я,
Когда б не светило сквозь тьму:
Я слабая, слабая, слабая –
Припала к плечу твоему.
(«Я- сильная, сильная, сильная...»)
На других не похож этот город прибрежный –
с православным названьем, нескладной судьбой,
обнимаемый сопками строго и нежно,
там где Зея с Амуром сплелись меж собой.
Он спокоен, не спешен, достоинства полон.
Как осенние звезды над ним высоки!
Он особо хорош, если в солнечный полдень
На центральную площадь посмотришь с реки.
Его стиль - безусловно смешение стилей:
вперемешку вчерашний и завтрашний день –
рядом домик с резьбой, рядом башня со шпилем
беззаботно в панельную прячутся тень.
Благовещенск растёт. Этажи поднимает.
Обрастает жильём. Прирастает людьми.
Это верно. Всё правильно. Так и бывает,
отчего же порой моё сердце щемит:
неужели придут неизбежные строки,
и сотрётся, обтешется, станет как всё
этот город, в котором стрекочут сороки
и фазаны снуют по погранполосе.

(«Благовещенск»)